Авторы
Скоро в продаже

Новости

Все новости
2019-10-10
Издательство "Вече" и Московский Дом книги на Новом Арбате приглашают
2019-10-04
О «Мёде жизни» и других новинках издательства «Вече» гостям ЮУКЯ расскажет Лидия Сычева
2019-09-29
Макеевку посетила почетная делегация гостей из Российской Федерации в лице генерального директора и главного редактора издательства «ВЕЧЕ»
Все новости
Вернуться
 

Сибириада

"Богатство России прирастать будет Сибирью…" - эти знаменитые слова, наверное, знает каждый. Огромный край русские первопроходцы осваивали более трехсот лет. Множество великих открытий связано с ним и много отважных людей сложило головы на его просторах. Серия романов, посвященных истории освоения Сибирского края, уже снискала заслуженную популярность у читателей.

Книги серии «Сибириада»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
Сортировать по: название | дата | автор
Сибириада

 Середина XIX века. Французские миссионеры-иезуиты под предлогом обращения «дикарей» в истинную веру ведут разведку на Дальнем Востоке. Министр иностранных дел Нессельроде дает тайное разрешение английскому разведчику Остену на путешествие по Амуру. Опасность вторжения иностранцев в Приамурье растет с каждым годом. Это прекрасно понимают патриотически настроенные русские люди, к которым принадлежал и молодой офицер-мореплаватель Геннадий Невельской. Заручившись поддержкой губернатора Восточной Сибири графа Муравьева и начальника главного морского штаба князя Меншикова, Невельской, без высочайшего разрешения, летом 1849 года достигает устья Амура и обнаруживает пролив между материком и островом Сахалин...

Сибириада

Середина XIX века. Французские миссионеры-иезуиты под предлогом обращения «дикарей» в истинную веру ведут разведку на Дальнем Востоке. Министр иностранных дел Нессельроде дает тайное разрешение английскому разведчику Остену на путешествие по Амуру. Опасность вторжения иностранцев в Приамурье растет с каждым годом. Это прекрасно понимают патриотически настроенные русские люди, к которым принадлежал и молодой офицер-мореплаватель Геннадий Невельской. Заручившись поддержкой губернатора Восточной Сибири графа Муравьева и начальника главного морского штаба князя Меншикова, Невельской, без высочайшего разрешения, летом 1849 года достигает устья Амура и обнаруживает пролив между материком и островом Сахалин...

Сибириада

Середина XIX века. Французские миссионеры-иезуиты под предлогом обращения «дикарей» в истинную веру ведут разведку на Дальнем Востоке. Министр иностранных дел Нессельроде дает тайное разрешение английскому разведчику Остену на путешествие по Амуру. Опасность вторжения иностранцев в Приамурье растет с каждым годом. Это прекрасно понимают патриотически настроенные русские люди, к которым принадлежал и молодой офицер-мореплаватель Геннадий Невельской. Заручившись поддержкой губернатора Восточной Сибири графа Муравьева и начальника главного морского штаба князя Меншикова, Невельской, без высочайшего разрешения, летом 1849 года достигает устья Амура и обнаруживает пролив между материком и островом Сахалин...

Сибириада

Дойти до конца «Великого Камня» — горного хребта, протянувшегося от Байкала до Камчатки и Анадыря, — было мечтой, целью и смыслом жизни отважных героев-первопроходцев. В отписках и челобитных грамотах XVII века они оставили свои незатейливые споры, догадки и размышления о том, что может быть на краю «Камня» и есть ли ему конец. 
На основе старинных документов автор пытается понять и донести до читателя, что же вело и манило людей, уходивших в неизвестное, нередко вопреки воле начальствующих, в надежде на удачу, подножный корм и милость Божью. И самое удивительное, что на якобы примитивных кочах, шитиках, карбазах и стругах они прошли путями, которые потом больше полутора веков не могли повторить самые прославленные мореходы мира на лучших судах того времени, при полном обеспечении и высоком жалованье.
 «Первопроходцы» — третий роман известного сибирского писателя Олега Слободчикова, представленный издательством «Вече», связанный с двумя предыдущими, «По прозвищу Пенда» и «Великий тес», одной темой, именами и судьбами героев, за одну человеческую жизнь прошедших огромную территорию от Иртыша до Тихого океана.

Сибириада

Григорий Анисимович Федосеев (1899—1968) прожил жизнь, полную удивительных приключений, жизнь на грани выживания, но зато необычайно интересную и прекрасную. Собственно, даже две жизни! В своей «первой» жизни — геолога и геодезиста — Григорий Федосеев сумел осуществить мечту каждого мальчишки, начитавшегося знаменитых писателей-романтиков. Его привычным окружением стала первозданная тайга, дикие животные и недоступные скалы. Федосеева называли «последним из могикан», перед кем еще открывались пейзажи, коих не видел человеческий глаз.
В послужном списке автора были Кольский полуостров, Забайкалье, Кавказ, Урал, Западная Сибирь и Дальний Восток, но все же Восточный Саян занял особое место. «Мы идем по Восточному Саяну» — так Федосеев назвал свою первую повесть, основанную на дневниковых записях и ставшую неожиданно удивительно популярной. И вот, нежданно для самого себя, у Григория Федосеева началась «вторая» жизнь — известного писателя.

Сибириада

Григорий Анисимович Федосеев (1899—1968) прожил жизнь, полную удивительных приключений, жизнь на грани выживания, но зато необычайно интересную и прекрасную. Собственно, даже две жизни! В своей «первой» жизни — геолога и геодезиста — Григорий Федосеев сумел осуществить мечту каждого мальчишки, начитавшегося знаменитых писателей-романтиков. Его привычным окружением стала первозданная тайга, дикие животные и недоступные скалы. Федосеева называли «последним из могикан», перед кем еще открывались пейзажи, коих не видел человеческий глаз.
В послужном списке автора были Кольский полуостров, Забайкалье, Кавказ, Урал, Западная Сибирь и Дальний Восток, но все же Восточный Саян занял особое место. «Мы идем по Восточному Саяну» — так Федосеев назвал свою первую повесть, основанную на дневниковых записях и ставшую неожиданно удивительно популярной. И вот, нежданно для самого себя, у Григория Федосеева началась «вторая» жизнь — известного писателя.

Сибириада

 Григорий Анисимович Федосеев (1899—1968) прожил жизнь, полную удивительных приключений, жизнь на грани выживания, но зато необычайно интересную и прекрасную. Собственно, даже две жизни! В своей «первой» жизни — геолога и геодезиста — Григорий Федосеев сумел осуществить мечту каждого мальчишки, начитавшегося знаменитых писателей-романтиков. Его привычным окружением стала первозданная тайга, дикие животные и недоступные скалы. Федосеева называли «последним из могикан», перед кем еще открывались пейзажи, коих не видел 

Сибириада

 Григорий Анисимович Федосеев (1899—1968) прожил жизнь, полную удивительных приключений, жизнь на грани выживания, но зато необычайно интересную и прекрасную. Собственно, даже две жизни! В своей «первой» жизни — геолога и геодезиста — Григорий Федосеев сумел осуществить мечту каждого мальчишки, начитавшегося знаменитых писателей-романтиков. Его привычным окружением стала первозданная тайга, дикие животные и недоступные скалы. Федосеева называли «последним из могикан», перед кем еще открывались пейзажи, коих не видел человеческий глаз.

В послужном списке автора были Кольский полуостров, Забайкалье, Кавказ, Урал, Западная Сибирь и Дальний Восток, но все же Восточный Саян занял особое место. «Мы идем по Восточному Саяну» — так Федосеев назвал свою первую повесть, основанную на дневниковых записях и ставшую неожиданно удивительно популярной. И вот, нежданно для самого себя, у Григория Федосеева началась «вторая» жизнь — известного писателя.
Сибириада

Григорий Анисимович Федосеев (1899—1968) прожил жизнь, полную удивительных приключений, жизнь на грани выживания, но зато необычайно интересную и прекрасную. Собственно, даже две жизни! В своей «первой» жизни — геолога и геодезиста — Григорий Федосеев сумел осуществить мечту каждого мальчишки, начитавшегося знаменитых писателей-романтиков. Его привычным окружением стала первозданная тайга, дикие животные и недоступные скалы. Федосеева называли «последним из могикан», перед кем еще открывались пейзажи, коих не видел человеческий глаз.
В послужном списке автора были Кольский полуостров, Забайкалье, Кавказ, Урал, Западная Сибирь и Дальний Восток, но все же Восточный Саян занял особое место. «Мы идем по Восточному Саяну» — так Федосеев назвал свою первую повесть, основанную на дневниковых записях и ставшую неожиданно удивительно популярной. И вот, нежданно для самого себя, у Григория Федосеева началась «вторая» жизнь — известного писателя.

 

Сибириада

Григорий Анисимович Федосеев (1899—1968) прожил жизнь, полную удивительных приключений, жизнь на грани выживания, но зато необычайно интересную и прекрасную. Собственно, даже две жизни! В своей «первой» жизни — геолога и геодезиста — Григорий Федосеев сумел осуществить мечту каждого мальчишки, начитавшегося знаменитых писателей-романтиков. Его привычным окружением стала первозданная тайга, дикие животные и недоступные скалы. Федосеева называли «последним из могикан», перед кем еще открывались пейзажи, коих не видел человеческий глаз.
В послужном списке автора были Кольский полуостров, Забайкалье, Кавказ, Урал, Западная Сибирь и Дальний Восток, но все же Восточный Саян занял особое место. «Мы идем по Восточному Саяну» — так Федосеев назвал свою первую повесть, основанную на дневниковых записях и ставшую неожиданно удивительно популярной. И вот, нежданно для самого себя, у Григория Федосеева началась «вторая» жизнь — известного писателя.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Лидеры продаж

Все лидеры


 ©"Вече". 2008г. Все права защищены. Разработка: 2people.ru г.Москва, ул. Алтуфьевское шоссе, д.48 корп.1; Тел. +7(499)940-48-70, +7(499)940-48-71; e-mail: veche@veche.ru